Реклама

Из недописанного

Когда-то много лет назад была у меня идиотская затея написать продолжение крапивинской "Журавленок и молнии". Помнится, даже у ВПК разрешения спрашивал. Задумка была неплохая - середина девяностых, обозленные люди, в которых зачастую и человеческого-то ничего не осталось. На автозаправке компания пацанов мстит незнакомому мальчишке, по незнанию отбившему их заработок. Мстят жестоко: обливают бензином и поджигают...

"Мишка горел недолго. Проходивший мимо свалки макулатуры пожилой полковник услышал душераздирающий крик и, не раздумывая, бросился на помощь. Взору видавшего виды человека предстала кошмарная картина: среди сваленных бумажных тюков метался объятый пламенем с головы до ног мальчишка. Тщетно пытаясь сбить огонь, он катался по земле, поджигая собой пересохшую бумагу. Полковник мгновенно скинул с себя шинель и накрыл ею живой факел, гася пламя. Затем, подхватив на руки худое мальчишечье тело, побежал к видневшейся неподалеку бензоколонке. За его спиной поднимался огненный столб, словно лишенное жертвы пламя пыталось догнать беглеца и в бессильной ярости пожирало свалку..."

Мишка попадает в ожоговое отделение больницы, находится в коме. В это время в больницу приезжает девушка-милиционер, которую зовут Ирина Игоревна Брандукова. Упросила главврача проводить ее в палату, увиденное вызвало из памяти другое:


"- Поверь, дочка, ничего страшного не случилось. Все будет хорошо, поверь, Ришка…
- Папа, да за что же?! Папочка! – одиннадцатилетняя Иринка захлебывалась в слезах, уткнувшись лицом в живот отца. Они стояли в больничном коридоре, а за стеклянной стеной лежал Журка - весь опутанный всякими проводами и трубками, с закрытыми глазами, бледный. Вся правая сторона Журкиного тела была была покрыта какой-то специальной тканью, рука и нога замотаны бинтами. Над головой мерно раздувалась и опадала гармошка аппарата искуственного дыхания – сам Журка дышать не мог. Вообще он ничего сейчас не мог, жизнь его держалась на тонюсенькой ниточке и поддерживалась сложной техникой уже третий день. Три дня назад Юрика Журавина, Журку, ударила молния.
Горькина телеграмма была всего из трех слов: «Журкой беда тчк Приезжай тчк». Но сразу вылететь из Владимира не получилось – началось лето и все билеты были раскуплены. Эти три дня запомнились как одно тоскливое ожидание самого страшного – телефона ни у Журки, ни у Горьки не было, позвонить и узнать что стряслось некуда. С большим трудом Игорь Дмитриевич достал два билета через своего друга, тут же дали две телеграммы с одним текстом: «Прилетаю завтра рейсом… время… Иринка». Одну отправили Горьке, вторую – Журкиным родителям. Встретил их в аэропорту Александр Евгеньевич («можно просто дядя Саша»), Журкин отец. Его залепленное полосками лейкопластыря было бледным, но голос спокойный. Вот только подрагивающие руки и резко бросающаяся в глаза седая полоска в густой шевелюре сразу говорили – дело плохо. У выхода из аэропорта их ждала желто-синяя машина с надписью «ГАИ» на бортах. Дядя Саша сел на переднее сиденье, Иринка с отцом – сзади. За рулем машины сидел старшина Геннадий Сергеевич Валохин, отец Горьки.
- Поедем быстро, - предупредил Валохин, - и с мигалкой, иначе на другой конец города до вечера не доедем.
В другой ситуации Иринка бы замерла от радостного ощущения скорости, но сейчас слова Горькиного отца и взвывшая над головой сирена только добавляли тревоги – что с Журкой? Как он? И куда мы едем?!
Валохин видел в зеркало заднего вида встревоженное Иринкино лицо, видел что девочка вся «на нерве». Привычно перекрикивая шум мотора и вой сирены он начал рассказывать:
- Юрика и Горьку со сьемок выперли за отказ сниматься. Горька говорит – из-за режиссерши, потому что это она зимой Игоря Дмитриевича на весь город ославила. Игорь Дмитриевич, помните?
Иринкин папа кивнул – именно из-за той проклятой передачи им пришлось уехать из города.
- Ну вот, - продолжил Валохин. – Выгнать-то выгнали, а одежду отдавать запретили – хотели таким макаром вернуть пацанов. А они костюмы театральные поскидывали и в трусах под дождем до дому рванули. Бежали они по Крутому переулку, а там из-за ливня асфальт провалился – дорожные службы прошляпили. Дырища такая – наш «жигуленок» полностью войдет и еще место останется. Юрик сразу сообразил – на улице Мира в такой ливень всегда потоп, машины в обход по этому переулку пойдут, а тут такой сюрприз. Горьку в школу послал чтобы в ГАИ звонил, а сам сигналить остался. А ливень лупит и гроза прямо над головой. Когда сверху колонна пошла, то Юрик галстуком начал было махать, а не видно ничего – из-за тучи темно как ночью, фонари еще не включали и только из окна луч идет, но высоко. Он, чтобы дотянуться до этого луча, под ноги сверток с одеждой бросил, а свой пионерский галстук на шпагу насадил…
- Мамочка… - холодея от ужасной догадки прошептала Иринка.
- К счастью он шпагу в правой руке держал и левой ногой на землю не опирался. Когда шарахнула молния Юрик правой ногой стоял на свертке, разряд прошел по правой стороне тела и ушел в землю – одежда-то мокрая была. В общем, сердце не зацепило, но это же молния, там вольт кошмарное количество…
Валохин помолчал, потом продолжил:
- Колонна, которая шла сверху, была автобусной – ребятишек из детского сада на дачу везли. А наши ребята сопровождали колонну, ехали спереди и сзади. Я в первой машине и сидел… Как Юрик сигналил мы увидели перед самой вспышкой… Клинок шпаги просто расплавился от удара молнии. Искры как фейерверк. Мы с напарником Володей Голубевым сразу затормозили. А Володька до милиции электриком работал, знает что при поражении током надо делать. Первую помощь оказал, а там – я мальчонку себе на колени, сам на заднее сиденье, Володю за баранку и на всех порах в первую городскую, там лучшие медики, по себе знаю…
Иринка слушала рассказ Валохина и плакала, сама того не замечая. В сознании просто не укладывалось все услышанное – Журка, добрый и решительный, часто веселый, иногда грустный и такой живой лежит в больнице и умирает… Нет, этого не может быть! Наверное, это страшный сон! Но ревет над головой сирена, трясет машину на ухабах и отцовский локоть при этом больно упирается в Иринкин бок. А потом – больница, стеклянная стена и папины слова…
"

Ваша оценка публикации:

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

14 комментариев на «“Из недописанного”»

  1. А чего же "из недописанного"? Времени не было? Или перегорели?

    • Да там много факторов. Сперва со временем был большой напряг, а нужно было крепко продумать план стыковки с книгой Крапивина. Потом пришло понимание, что банально не хватает материала, а гнать текст по принципу "мели, Емеля" не хотелось. А затем попросту ушло время. Начиналась рукопись еще году в 1996-м, тогда все это актуально было. Продолжить писать действие в девяностых годах - бессмысленно. Переносить всё на 15 лет позже - уйдут характеры.

      • Ну, насчет бессмысленно - кто знает. Хорошей подростковой литературы сейчас очень не хватает. :(

        • Сомнительно, что нынешним подросткам лихие девяностые интересны.
          Еще более сомнительно, что издатели такой книжкой заинтересуются.
          Ну и - там очень много привязок к "Журавленку и молнии", а Крапивин и тогда без особо восторга воспринял информацию о продолжении. А ныне и подавно может запретить использование персонажей книги.

          • Так Крапивина переиздают. Так что, полагаю, спрос есть. :)

          • "Сомнительно, что нынешним подросткам лихие девяностые интересны."

            Могу предположить, что серьёзный интерес к девяностым только появляется и будет расти. С удовольствием бы прочёл эту книгу.

            Это ничего, что я в беседу влез? :)

            • Велкам, как говорится...
              Не будет книги, скорее всего. Я выпал из текста абсолютно. Читаю - и самому непонятно, как мы тогда обходились без мобильников, без интернета?

              • Жалко.

                В самом деле хочется понять это время. Как-то я перепрыгнул из восьмидесятых сразу в нулевые. А девяностые прокатились чередой маловразумительных событий.

                Доктор, у меня провалы в памяти...

                • Я подозреваю, что нечто подобное испытало большинство. Из привычного застойного болота совка нас вышвырнуло в океан, при этом никто не позаботился снабдить народ плавсредствами. Страна уподобилась "Титанику" - первый класс со всеми удобствами расположился в шлюпках, а остальным даже спасательных жилетов не на всех хватило. Вот и выплывали кто как мог, каждый день сплошная борьба за жизнь. Порой, в буквальном смысле.
                  Слушай, тезка, а ведь это ключик, да не простой, а золотой... Ключик ко всей книжке.
                  Над этим стОит подумать.

                  • Думай!
                    :)
                    Очень жду этих книг про девяностые. Сейчас для них самое время. Пройдёт ещё лет пять, окончательно всё смешается в памяти, и "легендарные девяностые" так и останутся навсегда сказочной легендой.
                    Мне тоже надо привести в порядок воспоминания некоторых событий. Пока окончательно не забыл :)

  2. 2010-12-05 08:00.00

    Ваш пост попал на страницы информационно-аналитического проекта
    Politonline.Ru. Можете убедиться:
    http://www.politonline.ru/groups/

Добавить комментарий

;
Реклама
Сверим часы

Что нового?
Реклама
Купить книгу С. Уткина «История болезни»

Электронную


Бумажную

Архивы
Реклама
Моя кнопка
Don-Ald_100х40
Счетчики


Яндекс.Метрика





Top.Mail.Ru


Zenon Logo

© 2012-2021 Сергей "Don-Ald" Уткин

Авторство всех материалов данного сайта принадлежит Сергею Уткину и охраняется четвертой частью Гражданского кодекса. Любые перепечатки в офлайновых изданиях без согласования с автором категорически запрещаются. В онлайновых изданиях разрешается перепечатывать материалы сайта при условии сохранения имени автора и гиперссылки на www.don-ald.ru