Реклама
Ridero

Ивановна

С Ивановной мы соседствовали долгих пятнадцать лет. Вообще-то, у нее было другое отчество, но поскольку бабка давно уже покоится на кладбище, то пусть будет Ивановна...

Познакомились мы с ней в 1987-м, когда переехали в новый дом на проспекте Большевиков. Как оказалось, и раньше жили в одном доме на Тверской, только встречаться не доводилось. Было Ивановне тогда глубоко за семьдесят, поскольку родилась еще при Николае Втором, в 1913-м году, в больнице Святой Ольги, которая тогда располагалась аккурат напротив нашего старого дома. В начале тридцатых больничные корпуса сломали и построили жилые дома...

Жила Ивановна одна. Мужа и детей у нее никогда не было, поскольку была религиозна до фанатизма. Одно время даже при монастыре жила и подумывала в монашки податься, да чего-то передумала. Но при случае любила похвастать старыми послевоенными фотографиями, где она вместе с будущим Патриархом Алексием Вторым запечатлена. Вторым предметом гордости была шкатулка с боевыми наградами – всю войну Ивановна прослужила в санитарном батальоне, вытаскивая раненых с поля боя. Девятого мая Ивановна получала поздравительную открытку и продуктовый набор. Но и только. Никаких встреч с однополчанами, никаких приглашений на встречу со школьниками. Никаких писем от спасенных бойцов. Ничего.

Жизнь в советских новостройках имела свою специфику. На весь квартал (четыре дома по 288 квартир) шесть телефонов-автоматов, все стояли в очереди на получение номера, и только Ивановне эти проблемы были неведомы – она умудрилась вытребовать себе номер вне очереди. Телефон поставили мгновенно, отобрав номер у Дома пионеров и школьников. Будучи ветераном не только войны, но и партии (я до сих пор не могу понять, как у нее совмещались вера в Христа и преданность заветам Ильича), Ивановна была идеальным тараном для вышибания из Советской власти льгот и благ. Зная это, к ней нередко обращались за помощью менее заслуженные старики. И всякий раз натыкались на категорический отказ. Даже сестре своей отказала, когда та попросила пробить путевку в санаторий. При этом сама Ивановна ежегодно моталась в сочинские санатории за государственный счет вплоть до развала Союза...

Жила Ивановна небогато. Злые языки поговаривали, что пенсия у нее "золотая", да плюс льготы всякие – одинокая старуха могла бы как сыр в масле кататься. Но Ивановна только отмахивалась – какое, мол, масло? Тут и на маргарин денег едва хватает... Частенько матушка моя вместе с Ивановной по магазинам ходила. Новостройки же, до ближайшего продуктового семь верст киселя хлебать. А потом еще с сумками столько же... Как же не помочь бабке? Помогали, сумки носили, старались не замечать как Ивановна чужую мелочь со сдачи себе в карман убирает. Бог с ними, с копейками... Старуха впроголодь живет, кот на перловке с запахом рыбы отощал до состояния скелета.

А бабка потихоньку наглела. Когда я уволился с "Ленинца" и подался в продавцы, то для экстренной связи нужен был телефон. По очереди мне телефон лет через пять полагался, о мобильниках еще даже бандиты не мечтали, потому пошел на поклон к старухе. Предложил неофициально запараллелить номер, в обмен всю абонентскую плату брал на себя.

Вот тут Ивановна и развернулась. Старуха перестала просить и начала требовать, превратив мать в бесплатную домработницу. Приходилось терпеть, без телефона я был как без рук и Ивановна это прекрасно понимала. Но на всякий случай заготовила жалобу на телефонный узел, где сообщала о незаконном подключении. Думаю, не нужно объяснять, что против ее регалий у меня не было никаких шансов доказать что-либо.

И, думаю, вы поймете с каким наслаждением я выкинул старуху из квартиры, когда в квартире появился свой телефон. Соседка по коммуналке решила продать свою комнату, которую купил инженер Некрасовского телефонного узла. Покупал не для себя, а для своей соседки, которая наотрез отказывалась ехать в квартиру без телефона. И Миша ускорил получение номера, избавив себя от соседки, а нас от Ивановны...

Старуха тут же перекроилась в просительницу. Но мы уже были научены горьким опытом и попросту не открывали дверь. Тогда попыталась мстить, писала кляузы участковому, но времена изменились – ее чины и звания уже ничего не решали. И старухе пришлось смириться. Вскоре в квартире с бабкой поселилась племянница, которую раньше дальше порога редко пускали. Племянница была в активном поиске кандидата в мужья, старуха в этом деле была помехой и потому в квартире установился режим диктатуры молодежи. Ивановна пыталась восстановить статус-кво, но племяшка зря времени не теряла. Быстро нашла подходящего парня и стремительно забеременела. Ивановна опомниться не успела, как жильцов в квартире стало трое, а спальное место старухи переместилось на кухню.

Последняя попытка выдворить захватчиков обернулась для Ивановны катастрофой: племянница устроила старухе месяц в психиатрической больнице. Вернувшись домой, бабка прожила год и тихо умерла в своем углу на кухне.

Племянница унаследовала однокомнатную квартиру Ивановны и шкатулку с золотом в тайничке за иконами. Денег от продажи золота хватило на новую трехкомнатную...

(с) 2012, Сергей Уткин.

Ваша оценка публикации:

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

;
Реклама
Сверим часы

Что нового?
Реклама
Купить книгу С. Уткина «История болезни»

Электронную


Бумажную

Архивы
Реклама
Моя кнопка
Don-Ald_100х40
Счетчики


Яндекс.Метрика





Top.Mail.Ru


Zenon Logo

© 2012-2020 Сергей "Don-Ald" Уткин

Авторство всех материалов данного сайта принадлежит Сергею Уткину и охраняется четвертой частью Гражданского кодекса. Любые перепечатки в офлайновых изданиях без согласования с автором категорически запрещаются. В онлайновых изданиях разрешается перепечатывать материалы сайта при условии сохранения имени автора и гиперссылки на www.don-ald.ru