Реклама

Солнечный зайчик

Сколько раз уже убеждался в правоте Конецкого: самая низкопробная литературщина и есть жизнь.

Она, жизнь, закручивает такие сюжеты, что Дюма-отец от зависти бледнеет и нервно грызет кончик гусиного пера. Д’Артаньян искал своих друзей двадцать лет спустя по приказу Мазарини. Эдмон Дантес, перевоплотившись в графа Монте-Кристо, искал друзей и врагов… Я же специально никого не искал. Хотя, чего лукавить: когда готовился материал для сайта, в голове мелькнула мысль – а вдруг кто-то из нашего театра отзовется. Мысль из головы была сразу изгнана как чрезмерно фантастическая и неправдоподобная. Даже в качестве сюжета для рассказа рассматривать не стал. Напишешь, а потом со всех сторон доброжелательные критики объяснят: "Слишком у вас все надуманно. Так, батенька, в жизни не бывает".

Бывает! И доказательство тому – письмо Беллы Усвяцовой-Гольдштейн, пришедшее из далекого Иерусалима.

 

Здесь уже я немного завидую автору "Трех мушкетеров" – трудно описать чувства, нахлынувшие от прочтения письма. Скажу лишь, что я почти два часа не мог написать ответ – подкатывал ком к горлу, хотя на излишнюю сентиментальность никогда не жаловался.

Я не раз писал, что кукольным театром заболел в третьем классе, после похода в ленинградский Большой Театр кукол. Наверное, это не совсем так. Когда мне было лет пять, мама привела меня в магазин игрушек и предложила выбрать себе подарок. Я сразу показал на Чипполино – мою первую перчаточную куклу. Случайно? Не уверен…

Конечно, я видел кукольные спектакли и до памятного похода в театр – в те годы по телевизору довольно часто показывали спектакли театра Сергея Владимировича Образцова. Но маленький экран черно-белого "Рекорда" не мог передать магическую атмосферу кукольного спектакля. Мне кажется, что технике вообще не под силу передать то ощущение волшебства, которое возникает, когда сидишь в зале.

Карел Чапек написал бы, что так началась Большая кукольная сказка. Мне кажется, что сказка началась раньше, вот только развиваться не спешила. Я мечтал о театре, но не как зритель – мне хотелось самому оживить куклу. Но как? Я не знал. В отчаянии даже написал письмо Сергею Владимировичу Образцову, но помогла очередная случайность.

Я тогда учился в школе продленного дня. Кто ходил на продленку – поймет, какая это "радость". Избежать унылого сидения в школе можно было только записавшись в какой-нибудь кружок в Доме пионеров и школьников. Чтобы помочь определиться с выбором "внеклассного увлечения" в начале нового учебного года нам устроили экскурсию по кружкам и секциям ДПШ. Впрочем, я уже рассказывал, как угодил в наш "Солнечный зайчик" и как ждал первого дня занятий.

Наконец-то настал долгожданный вторник. Уроки заканчивались в час, занятия в кружке начинались в три. От школы до дома пять минут ходу, от дома до ДПШ – пятнадцать. Больше часа я болтался вокруг Дома пионеров, не решаясь войти в дверь и подняться на четвертый этаж. Сердце в груди колотилось, все происходящее было словно во сне – и я очень боялся проснуться. В свои двенадцать лет мне уже не раз довелось обманываться в надеждах.

Наконец, часы в холле показали без четверти три. На ватных ногах поднимаюсь по лестнице, тяну заветную дверь – закрыто! В голове сумбур и паника. Неужели?.. Нет, просто еще рано, нормальные люди к трем приходят, ты бы еще за час приперся, балда!

Вот здесь меня память подводит. Я не помню, как прошло наше знакомство с Беллой Анатольевной. Не помню имен девчонок и ребят – только лица…

Но в памяти остались наши куклы. Они были разложены на стульях: Волчонок, Медвежонок, Лисичка, Медведица, Лесовик, Мальчик и Ловец – именно его бандитская рожа встречала школяров в день знакомства.

Бывалый читатель, наверное, ждет, что сейчас последует фраза в духе "Вслед за праздником начались суровые будни". Нет, такой фразы не будет. Но и сказать, что каждый день был сплошным праздником… Все проще – в театр я приходил как домой. А дома бывает всякое, хорошее и не очень. Но он все равно остается домом, где ты свой, где тебя ждут. А меня ждали, я это чувствовал…

Примерно через месяц количество народу в театре сократилось почти вдвое. Кому-то стало неинтересно, у кого-то нашлись более важные занятия. Затем постепенно стали сливаться старшая и младшая группы. "Старики" занимались с трех до пяти, но "мелюзга" завоевала право оставаться в чужое время. Как потом выяснилось – во благо.

Всем коллективом придумали себе название – "Солнечный зайчик", потом и песню разучили, она стала как бы заставкой к нашему спектаклю.

А вот название спектакля я забыл, позор на мою дырявую голову… Пьеса была, если не ошибаюсь, написана Беллой Анатольевной. Когда стало понятно, что спектакль у нас получается короткий, то довольно быстро была написана "вставка", увеличившая объем текста в два раза. В итоге спектакль по времени стал равен одному уроку…

Мне в спектакле досталась роль Волчонка, как я и хотел. Впрочем, народу было больше, чем персонажей, поэтому вторым Волчонком оказалась Лена Кучина. Память у меня тогда была не чета нынешней, и довольно скоро я знал не только свою роль, но и всех остальных персонажей. Когда по каким-то причинам не было партнера, я мог сыграть и Медвежонка, и Мальчика… Большие тростевые куклы, сделанные по заказу, оживали в моих руках. Но вот кто кого играл – до сих пор определиться не могу. С одной стороны, куклу вел я. А с другой…

Обычно в подобных воспоминаниях говорят: "Мы были одной семьей". Но в нашем театре было немного иначе – был большой коллектив, который объединяло общее увлечение. Но когда разговор заходил о дружбе – единый коллектив разбивался на мелкие княжества. По какому принципу – Бог его знает. С Леной Кучиной я подружился благодаря нашему Волчонку… Надо сказать, что характер у Волчонка был задиристый, проказливый, а порой даже вредный. Если Волчонок был не в духе, то вполне мог отказаться работать – то трость из лапы начнет вываливаться, то механизм управления головой заклинит намертво. Уговаривали Волчонка вдвоем, тихо шептали ласковые слова и чесали за ухом. Сказка? Может быть…

Вспомнился эпизод, которого я немного стыжусь. Две девочки нашей группы должны были подготовить сценку знакомства Медвежонка и Лисички. Текст не выучили обе, артистки наши путали реплики, периодически закатывали качаловские паузы, а куклы торчали над ширмой, задрав головы вверх и внимательно изучая потолок. От стыда за девчонок хотелось провалиться на месте, но пол был крепкий. Я старательно отводил глаза от ширмы, пытался зацепиться за что-то взглядом, лишь бы не видеть неподвижных кукол. Случайно взглянул на Беллу Анатольевну и увидел на ее лице выражение почти физической боли. Тут же прозвучала команда "Стоп!", девчонкам сунули распечатки текстов (хоть по шпаргалке сыграйте!), и… Куклы снова уставились в потолок, слушая монотонное, лишенное всякой эмоциональной окраски чтение текста. Через минуту снова прозвучало "Стоп!", вот только вместо Беллы Анатольевны скомандовал я. За что тут же получил справедливую нахлобучку – режиссер в театре должен быть один.

 

Шло время, дело налаживалось. Мы выучили тексты, разучили песни. Пальцы стали более ловкими и все реже куклы замирали в неестественных позах. Подходило время Большой премьеры.

Так получилось, что именно в этот год проходил городской конкурс самодеятельных кукольных театров. Очередная случайность? Не знаю. Выдумка автора? Но ведь было же! Нам назначили день и час, мы лихорадочно готовились к премьере. Не знаю, кому в голову пришла мысль – сыграть не просто перед жюри, а пригласить на спектакль школьников. В холле, силами ДПШ, организовали выставку "Берегите лес!".

Было решено, что спектакль сыграет старшая группа, младшие оставались в резерве. Я, кроме исполнителя роли Волчонка, умудрился стать еще и осветителем спектакля. Должность, как я теперь понимаю, почти номинальная – прожекторов было всего девять. Но даже здесь я умудрился выпендриться – в спектакле был момент, когда Лесовик пугает Мальчика, принимает различные формы. Буквально за час до спектакля мне в голову взбрело усилить эффект хаотическим миганием прожекторов. Что я и сделал, перепугав Беллу Анатольевну и актрис – в предпремьерной панике то ли я забыл согласовать и предупредить, то ли все остальные сразу забыли…

Волновались все – и те, кому предстояло играть, и те, кто оставался в запасе. Белла Анатольевна и Елена Ивановна, наш аккомпаниатор, успокаивали нас, а сами украдкой глотали успокоительное. Но отступать некуда – зал полон и пора начинать. Я включаю прожектора, Белла Анатольевна гасит свет в зале. Занавес над ширмой еще не открыт, перед ним появляются наши девочки, с зеркальцами в руках. Звучат аккорды "Солнечного зайчика", по лицам ребятишек прыгают разноцветные блики – это наша заставка. Первые аплодисменты придают уверенности, занавес открывается…

Спектакль прошел на "ура". Зрители сопереживали героям, радовались, когда Ловец вместо Медведицы получил фотоаппаратом по голове. А жюри было ошарашено присутствием зрителей – в остальных театрах залы были пустые. В итоге наш театр в городском смотре занял второе место – неплохо для дебютантов! Только младшие завидовали, что не довелось сыграть… Рано огорчались.

Наш "Солнечный зайчик" стал своеобразной визитной карточкой Смольнинского Дома пионеров. Если не ошибаюсь, то спектакль мы играли еще несколько раз, уже смешанными составами. Но запомнилось мне другое.

Однажды Белла Анатольевна пришла в сопровождении директора ДПШ. Нам поручалась ответственная миссия – показать фрагмент спектакля перед иностранной делегацией. На дворе был восемьдесят второй год, общение с иностранцами могло закончиться крайне плачевно. А тут целый "Икарус" интуристов! Страшно.

Волчонка играла Лена Кучина, я же взял Медвежонка. Сперва я знакомился с Лисичкой (еще одна Лена, вот фамилию не помню), затем с Волчонком, предварительно подравшись. Драться и знакомиться пришлось раз пять – по количеству делегаций. После чего мы выходили с куклами из-за ширмы, Белла Анатольевна отвечала на вопросы… Больше всего иностранцев удивило то, что для детского театра специально изготовили декорации, профессиональных кукол. И, главное, что дети этими куклами управляли вполне профессионально. О как!

В общей сложности общение с представителями капиталистического мира заняло примерно два часа. Устали невероятно! От прожекторов в крохотном зале стояла удушливая жара, плюс нервная нагрузка. Шутка ли – перед капиталистами нашу страну представляли!

Но все хорошее когда-нибудь кончается. Наступили летние каникулы, а осенью мы узнали, что вместо Беллы Анатольевны к нам пришла некая Жанна Михайловна. Обладая даром Хлестакова строить фантастические проекты, Жанна Михайловна ничего не делала для их реализации. Впрочем, это уже совсем другая история…

А наша почти сказка неожиданно получила продолжение двадцать с лишним лет спустя. Как-то можно объяснить, почему я решил завести свой персональный сайт. И почему на сайте буквально в двух словах я вспомнил про наш театр тоже объяснимо. Но вот как Белла Анатольевна набрела на мою страничку в просторах интернета? Случайность? Не знаю, да и неважно это. Важно другое – наш солнечный зайчик опять проскакал по нашим сердцам, согревая и объединяя нас, наплевав на время и расстояние. Быть может, кто-то еще откликнется на этот рассказ. Фантастика? Так не бывает? А ведь есть!

(с) 2012, Сергей Уткин.

Ваша оценка публикации:

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Метки:

Добавить комментарий

;
Реклама
Сверим часы

Что нового?
Реклама
Купить книгу С. Уткина «История болезни»

Электронную

Бумажную

Архивы
Реклама
Моя кнопка
Don-Ald_100х40
Счетчики


Яндекс.Метрика





Top.Mail.Ru


Zenon Logo

© 2012-2021 Сергей "Don-Ald" Уткин

Авторство всех материалов данного сайта принадлежит Сергею Уткину и охраняется четвертой частью Гражданского кодекса. Любые перепечатки в офлайновых изданиях без согласования с автором категорически запрещаются. В онлайновых изданиях разрешается перепечатывать материалы сайта при условии сохранения имени автора и гиперссылки на www.don-ald.ru