Реклама

Что мы видим на картинке?

Необходимое предисловие: первый вариант этой статьи был написан в 1999-м году. Годом позже материал был слегка дописан, подкорректирован, но толком нигде не публиковался. Разве что на просторах FIDONet. На мой взгляд, статья не потеряла актуальности, поскольку на некоторые издания известных авторов без слез смотреть невозможно.

Размышления об иллюстраторах и иллюстрациях

Честное слово, я очень долго думал, стоит ли писать эту статью. Дело в том, что с книгами издательства "Центрполиграф" я знаком уже лет семь. Именно благодаря этим книгам я впервые прочел произведения Пола Андерсона и Роберта Желязны, Рекса Стаута и Луиса Ламура. За томами серий "Осирис" и "Мастера остросюжетного детектива" шла самая настоящая охота. Затем появились целые собрания сочинений Гарднера, Чейза, Стаута, вышли в свет книги Александра Ширвиндта и Людмилы Гурченко, был издан великолепный сборник памяти Олега Даля. И все эти книги в прекрасном оформлении, на качественной бумаге, с красочными иллюстрациями. Не книги – сказка! Видимо, в самом издательстве тоже так считали, и на свет вышла новая серия книг "Библиотека сказочных приключений". От одного списка вошедших в серию произведений дух захватывало: и Губарев с "Королевством кривых зеркал", и Некрасов с "Приключениями капитана Врунгеля", и Волков с серией об Изумрудном городе... А также Велтистов с его "Приключениями Электроника" и целое собрание сочинений Крапивина. Вот о многотомнике Владислава Петровича я и хочу поговорить. Но сначала немного истории.

Как бы давно я не был знаком с книгами "Центрполиграфа", но с героями книг Владислава Крапивина я знаком гораздо больше – более двадцати лет. И почти все это время купить книги Крапивина было практически невозможно, поскольку мгновенно становились библиографической редкостью. Основными же источниками новых повестей Крапивина были журналы – московский "Пионер", ленинградский "Костер", "Уральский следопыт" из Свердловска. Однако с наступлением рыночной экономики эти журналы исчезли из свободной продажи и тоненькая ниточка, связывавшая долгие годы многих поклонников Крапивина, оборвалась... Но, как учит физика, любая энергия не исчезает, а переходит в иное качество. Энергетика крапивинских повестей нашла отзыв в ряде издательств. Сперва на свет появился скромный двухтомник с циклом "В глубине великого Кристалла", изданный в Свердловске. Затем тем же, теперь уже Екатеринбургским издательством выпускается целое собрание сочинений из девяти томов. В Нижнем Новгороде начинает печататься серия из четырнадцати томов – наиболее полная, с отменными иллюстрациями, хотя и содержащая великое множество опечаток... Но вот беда: все эти книги на прилавках книжных магазинов практически не появлялись. Полное отсутствие рекламы привело к искусственному дефициту на прилавках, в то время как склады издательств были завалены нереализованными книгами. Пострадали все: издатели, читатели, писатель, за которым закрепился ярлык "непродаваемый". Создалась ситуация, в шахматах именуемая "пат", причем – двухсторонний. Выходом из этого тупика мог быть приход третьей стороны в лице популярного, богатого издателя, имеющего свои каналы реализации продукции. Таким издательством оказался "Центрполиграф", принявший решение взяться за выше упомянутую серию. Возможно, что косвенное отношение к соглашению издательства и писателя имею и я: около года назад я пытался "провентилировать" возможность подобного сотрудничества, забрасывая удочку и Крапивину и "Центрполиграфу". Если бы я только знал, какую медвежью услугу я окажу Владиславу Петровичу...

Самым слабым местом всей серии являются иллюстрации. Видимо, решив быть оригинальными, издательство отказалось от уже привычных массовому читателю образов и иллюстраций и поручило своим художникам заново нарисовать Электроника и капитана Врунгеля, героев Волкова и Крапивина. Результат получился просто плачевный. Первые четыре тома Крапивина (а речь будет идти только о них) отбивают всякую охоту покупать остальные книги. В первую очередь это касается "работ" художника Яковлева, оформившего три тома, хотя и к его коллеге Долгову тоже есть ряд претензий. Когда смотришь на картинки Яковлева, создается ощущение, что человек взялся не за свое дело. Герои книг изображены столь карикатурно, что возникает вопрос: а умеет ли сей художник рисовать? Даже человеку, в живописи несведущему, легко заметить полное отсутствие пропорций, присущих человеческому телу. Чрезмерно крупная голова, сидящая на некоем подобии шеи, абсолютно прямоугольное тело, в которое воткнута пара цилиндрических ног – вот общий словесный портрет яковлевских уродцев. О лицах говорить вообще не приходиться: вместо них есть одна-единственная маска, изредка меняющая гримасу, отчего все персонажи похожи друг на друга как две капли воды. Только прически иногда меняются в зависимости от пола – мальчикам челки, девочкам косички... И на том спасибо. А вот отличить где на картинке Витька Мохов, а где Матвей Радомир я лично не возьмусь, вместо живых мальчишек Яковлев изобразил клонированного Терминатора в детстве. Наверное, потому что Яковлев и велтистовского "Электроника" иллюстрировал. Также я не смогу объяснить тот факт, почему художник не удосужился внимательно прочитать иллюстрируемое им произведение? Огромное количество ляпов и расхождений с текстом неизбежно наталкивают на эту мысль. Пример? Пожалуйста: в повести "Лоцман" есть эпизод, когда герои лезут в гору к застрявшему месяцу. Рядом картинка: мальчик и мужчина, гора и месяц. Ежели не принимать во внимание неестественность поз и остальных уже описанных особенностей иллюстрации, то все вроде нормально. Только вот кеды на ногах мальчика смущают – у Крапивина весь сюжет построен на том, что мальчик в гору пошел босиком...

Еще картинка из "Лоцмана": старт "Даблстара". По книге этот космический катамаран "оброс" каменной оболочкой, из-за которой не мог взлететь. Благодаря лоцману Сашке от каменной "коры" избавляются и в разгар праздника "Даблстар" улетает. На рисунке же каменные глыбы отваливаются от уже летящего катамарана. Здесь вопрос даже не в расхождении с текстом, а в элементарном здравом смысле – поднять в воздух корабль, когда с его обшивки падают каменные глыбы, грозя убить кого-либо из толпящихся зевак, может только полный идиот (я не имею в виду Яковлева).

От кораблей космических перейдем к кораблям морским. Вот авторское описание парохода "Звезда Австралии" все из того же "Лоцмана":

"...Под бушпритом красовалась раскрашенная фигура морской девы с золоченой звездой в поднятой руке. Старинного вида адмиралтейские якоря свешивались с кат-балок. На высоких черных бортах выступали могучие белые кожуха гребных колес. На них – витиеватые буквы названия. Подымались над палубой мачты со стеньгами, реями и густым такелажем: видимо, для пущей радости туристов здесь при попутном ветре ставили паруса."

А теперь глянем на картинку. Как мне кажется множественное число слова "мачта" означает, что их, мачт, должно быть несколько. Две, как минимум. Яковлев считал иначе и оставил всего одну, с одним-единственным реем и напрочь лишенную стеньг. От густой сети такелажа остался скромный комплект веревок, к управлению парусом отношения не имеющих. Кроме того мачта установлена перед высоченными трубами, которые делают существование прямого паруса полностью бесполезным.

Не повезло и модели галеона, которую увидел Ежики из "Заставы на Якорном поле". С бедняги напрочь исчезли фигурка морской девы под бушпритом и одна мачта, а пририсованные прямые паруса окончательно превратили галеон во фрегат. Но этим Яковлев не ограничился: внимательный зритель с удивлением обнаружит, что ванты фок-мачты и бизань-мачты доходят только до марсовой площадки. Если бы такое случилось на настоящем судне, то каким образом экипаж должен был бы управлять верхними парусами мне абсолютно непонятно. К тому же при первом же ветре обе мачты, лишенные растяжек просто полетели бы за борт! Так же мне не ясно куда испарился парус с бушприта и сетка под ним. Не нужно быть Шерлоком Холмсом, что бы понять – в парусах художник не смыслит, извините, ни фига.

К сожалению, подобные ляпы есть практически в каждой иллюстрации. Не отстает от Яковлева и Долгов, изобразивший жизнерадостную парочку с рекламного плаката, хотя в тексте говорится об утомленных тяжелым переходом болота ребятишках. Кстати, сама идея смены художника также косвенно породила очередной ляп: Долгов не потрудился даже иллюстрации своего коллеги внимательно просмотреть, о внимательном прочтении текста я уже не говорю. В "Заставе на Якорном поле", которую иллюстрировал Яковлев, и в "Белом шарике матроса Вильсона" (Долгов) есть один и тот же эпизод, где мальчик Ежики бежит по тоннелю метро, а ему навстречу несется поезд. Весь эпизод буквально пропитан отчаянной решимостью мальчишки, который прорывается к маме, невзирая на смертельную опасность. А на картинке Долгова радостный (!) мальчонка-шалопай проскакивает перед идущим поездом, за его спиной (!) грозит кулаком усатый дядька-машинист... Стойте, а машинист-то там откуда взялся, ежели в книге ясно сказано что поезд управляется автоматом? И почему поезд за спиной Ежики, когда он бежит навстречу ему? Вот уж ляп так ляп! А ведь читатели, впервые открывшие для себя книги Крапивина, будут судить и по этим ляпам тоже. А "крапивнутые" читатели ломают голову, почему издательство отвергло уже готовые иллюстрации Евгении Стерлиговой и Евгения Медведева. Зачем было городить огород с новыми иллюстрациями? Не знаю. Но твердо уверен, что работы Медведева к "Заставе на Якорном поле" Яковлев видел, более того – использовал сюжеты медведевских иллюстраций, изменив их ровно настолько, чтобы избежать обвинения в плагиате. Убедиться в этом несложно, достаточно лишь попросить в ближайшей библиотеке старые подшивки "Пионера", где "Застава" и печаталась с иллюстрациями Медведева.

Славное начинанье своих коллег продолжил господин Акатьев, сменивший Яковлева и Долгова на трудовом посту. Признаться, при первом просмотре книги у меня было ощущение, что передо мной не очередной томик Крапивина, а бессмертное произведение Джонатана Свифта "Путешествия Лемюэля Гулливера". А точнее: иллюстрации к третьей части "Путешествий", рассказывающей о чудесном воздушном острове, населенном умными, но уродливыми людьми. Каким образом эти персонажи перебрались в книги Крапивина, тайна, покрытая мраком. Видимо, все же клонировались – снова все персонажи на одно лицо. Правда, есть и некоторое продвижение вперед – некоторое представление об устройстве парусника Акатьев все же имеет, но далеко не полное. Иначе объяснить тот факт, что художник постоянно забывал нарисовать узлы, коими привязываются выбленки к вантам, я просто не могу...

К сожалению не только художники, но и само издательство не взяло на себя труд вдумчиво прочитать публикуемые им самим повести Крапивина. В результате новая череда ляпов, теперь уже в маленьких анонсах, печатаемых в конце книги. Если им верить, то весь цикл о Кристалле посвящен Дороге, практикантка Юля из "Оранжевого портрета в крапинку" знакомится с марсианином, а писатель Решилов познакомился с Сашкой в трамвае. Надо же, а я и не знал...

Но самое противное во всей этой истории, что небрежность в работе над книгами распространяется и на работу с авторами. Впрочем, небрежность это слишком мягко сказано. "Центрполиграф" просто диктует автору свои условия, навязывая "придворных" художников, меняя названия повестей. Более того – не желая расплачиваться с автором издательство просто скрывает сроки выхода очередных томов. Иногда доходит до идиотизма: в издательстве сообщают, что очередная книга "Сказки капитанов" выйдет в свет не раньше лета, в то время как сама книга уже поступила в продажу! Неужели бизнес и порядочность стали столь несовместимыми понятиями? Очень хочется верить, что это не так и издательство "Центрполиграф" наконец начнет уважать читателей и писателей, детей и взрослых, а основным принципом работы станет честность и благородство. Как раз о них-то и пишут Волков и Некрасов, Губарев и Крапивин, чьи книги затеялся печатать "Центрполиграф".

 

Вместо постскриптума.

Статья, которую вы сейчас прочитали, была написана в начале 1999 года. С того времени много чего изменилось, несколько улучшились и взаимоотношения между Владиславом Крапивиным и издательством "Центрполиграф". Доказательством тому стало первое полное собрание сочинений Крапивина, выпускаемое "Центрполиграфом". К счастью для читателей, в книгах будут уже привычные читателю иллюстрации. Но, увы, и здесь издательство далеко небезупречно. Совершенно убогое оформление обложек с иллюстрациями И. Тугайбея, содержащих массу ляпов, вновь отбивает желание покупать книгу. Работа издательства с автором опять таки носит характер, далекий от всяческого уважения к писателю – после выпуска первых десяти томов собрания был сменен редактор серии, в нарушение договора изменены сроки выхода томов и, главное, опять-таки издательство крайне небрежно в денежных вопросах… Видимо, таков стиль работы данного издательства, из-за чего страдают в первую очередь читатели.

(с) 1999-2000, Сергей Уткин.

Проект “Don-Ald.ru” не спонсируется Госдепом, Кремлем или масонами. Желающие поддержать проект и вдохновить автора на новые творческие свершения, могут перевести деньги на:

Карту Сбербанка - 4817 7600 7719 6156
Кошелек Яндекс.Деньги - 4100141159505
PayPal - SerjUtkin

Ваша оценка публикации:

Хуже некудаБывает и хужеТак себеХорошоСупер! (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

;
Сверим часы

Что нового?
Реклама
Купить книгу С. Уткина «История болезни»
Электронную
Бумажную
Реклама
ArtcomSPb
Архивы
Реклама
Моя кнопка
Don-Ald_100х40
Счетчики

Яндекс.Метрика



Zenon Logo

© 2012-2017 Сергей "Don-Ald" Уткин

Авторство всех материалов данного сайта принадлежит Сергею Уткину и охраняется четвертой частью Гражданского кодекса. Любые перепечатки в офлайновых изданиях без согласования с автором категорически запрещаются. В онлайновых изданиях разрешается перепечатывать материалы сайта при условии сохранения имени автора и гиперссылки на www.don-ald.ru