Реклама

Про бесплатное питание в советских школах

Вынесу из Фейсбука и дополню. Попалась на глаза вот такая картинка:

Судя по наличию грамматических ошибок, персонаж родился не ранее двухтысячного года. Даже «Советском» правильно написать не смог. Но это мелочи. Главное: ничего бесплатного в СССР не было, и в школьных столовых тоже нужно было платить. Я учился в трёх школах (если не считать вечернюю) — 236 Фрунзенского района, 154 и 163 Смольнинского. Сколько мать платила за завтраки в 236-й, честно скажу, не знаю. Деньги сдавала матушка, этот процесс проходил без моего участия. Иное дело, когда мы переехали на Тверскую и я попал в школу 154. Кто читал мою «Историю болезни«, тот может вспомнить, что это была школа продлённого дня. То есть, все дни, кроме субботы, ты торчишь в школе до шести вечера. Если надо на кружок или в секцию — изволь предъявить справку с печатью. Иначе фиг тебе, а не секция.

С одной стороны — родителям не надо беспокоиться. Продлёнка гарантировала своевременное выполнение домашнего задания, выгула в парке или во дворе школы и питание. Завтрак, обед и полдник. Сколько там платили за полный пансион не скажу, не помню. И дело не в моей плохой памяти, просто я, как сын матери-одиночки, угодил в льготную группу и платил 20 копеек в месяц. Плюс, как почечник, получал талон на бесплатное молоко.

С талонами, к слову, было смешно. По ним можно было получить легендарный пакетик «треугольник», который стоил 9 (девять) копеек. Но кто в детстве любил молоко? Поэтому мы в буфете обменивали талончики на винегрет (семь копеек) или ватрушку (тоже 7 копеек, если не ошибаюсь). Для буфетчицы выгода очевидна: семь копеек в касу положила, пакет молока забрала. Домой или на продажу — это когда как. Главное, что с одного талона две копейки чистой выгоды. А талоны на бесплатное молоко получало человек тридцать, не меньше. Сколько там в месяц набегает, если на одного школяра полагалось два десятка талончиков?

Так вот, к чему веду. Однажды, после очередного моего длительного заболевания, которое сопровождалось сидением матушки на неоплачиваемой справке по уходу, у нас в бюджете не оказалось тех самых двадцати копеек. И, когда весь класс повели на обед, меня и ещё одного неплательщика оставили в классе. Нормально, да? Мало того, что до шести вечера не жрамши на продлёнке сиди, так ещё маманя была на сутках и дома из еды только чай. Мать понадеялась, что советские педагоги войдут в положение и простят просрочку платежа.

От вынужденной голодовки нас спасла мать одного парня из параллельного класса. Тоже льготник, как и я, и тоже не смогли найти двугривенный на оплату. На наше счастье мать парня оказалась дома и, кроме всего прочего, она была членом родительского комитета. Тётка устроила грандиозный скандал, несколько раз звучали слова «фашисты» и «блокада».
В итоге нас накормили. Но звон от этой истории ещё долго был, дело до РОНО дошло, мою матушку тоже расспрашивали что да как.

Когда меня благополучно вышибли из «сто пятьдесят четвёртой» и, после долгих перефутболиваний, определили в «сто шестьдесят третью», вопрос питания пару раз поднимался. Не матушкой — медсестрой школы. Мой гломерулонефрит дал повод подсадить меня на школьные обеды по льготной цене. Маманя подумала и решила попробовать. Внесли деньги за месяц, я после уроков пришёл в школьную столовку… А, надо сказать, что в 163-й тогда с окормлением школяров дело обстояло неважно. Не в плане еды — там как раз всё было стандартно. Но буфет был крошечный и в перемены там была форменная давка. Столовая тоже была небольшая, в самом конце коридора первого этажа, я даже не сразу её нашёл. А когда нашёл, с удивлением услышал:

— А обед давно кончился!

Оказалось, что обедом кормят после четвёртого урока. Что удобного для первоклашек и прочих октябрят. А я уже был в пятом классе и у нас было и пять, и шесть уроков. А перемена после четвёртого урока была всего десять минут. Если твой класс на четвёртом этаже, то успеешь только добежать до столовой и тут же надо бежать обратно. Времени нет даже на то, чтобы получить свой суп.

Буфетчица мне налила остатки холодного супа, второго вообще не оказалось. На следующий день повторилась такая же история. После чего просто перестал туда ходить. Матушка, узнав как обстоят дела с обедами, возмутилась, но сделать уже было ничего нельзя. Кто остатние дни обедал за наш счёт, решайте сами.

(с) 2022, Сергей Уткин.

Проект “Don-Ald.ru” не спонсируется Госдепом, Кремлем или масонами и финансируется исключительно из личных средств автора. Желающие поддержать проект, помочь оплатить хостинг и вдохновить автора на новые творческие свершения, могут перевести деньги на:

Банковскую карту — 5106218032891590 (по группам 5106 2180 3289 1590)
Кошелек ЮMoney — 4100141159505
PayPal — utkinserg

Ваша оценка публикации:

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Метки: , ,

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Реклама
Сверим часы

Реклама
Купить книгу С. Уткина «История болезни»

Электронную

Бумажную

Архивы
Реклама
Моя кнопка
Don-Ald_100х40
Счетчики


Яндекс.Метрика





Top.Mail.Ru


Zenon Logo

© 2012-2022 Сергей "Don-Ald" Уткин

Авторство всех материалов данного сайта принадлежит Сергею Уткину и охраняется четвертой частью Гражданского кодекса. Любые перепечатки в офлайновых изданиях без согласования с автором категорически запрещаются. В онлайновых изданиях разрешается перепечатывать материалы сайта при условии сохранения имени автора и гиперссылки на www.don-ald.ru